m.59.ru
30 августа 2017

Профессор ПГНИУ рассказала о схожести с героями Толстого, мигрантах и феминизме в «Игре престолов»

Седьмой сезон сериала «Игра престолов» закончился, а последнюю серию уже посмотрели тысячи пермяков. Профессор философии Пермского университета Наталья Береснева рассказала 59.ru о том, почему Джейме Ланнистер — это толстовский персонаж, как создатели сериала внедряют идеи феминизма и почему Джон Сноу — это Ангела Меркель семи королевств.

После просмотра сериала «Игра престолов» у зрителя есть много вариантов – стать интернет-троллем, пойти почитать «Песнь Льда и Пламени» Джорджа Мартина, удариться в религию или отправиться на факультет философии, потому что смысловых пластов сценаристы кино-саги создали немало. О них 59.ru рассказала фанат сериала, доктор философских и кандидат филологических наук, профессор, декан философско-социологического факультета классического университета, психо- и социолингвист, а также эксперт в области онтологии познания Наталья Береснева.

– «Игру престолов» посмотрели миллионы людей по всему миру, это объект массовой культуры, насколько важно его изучать с точки зрения философии?

– Подобные исследования уже появились. Есть целая серия книг – «Гарри Поттер и философия», «Девушка с татуировкой дракона и философия», кстати, уже есть «Игра престолов и философия». Но осмысление явлений массовой культуры – это скорее западная традиция, в России пока главенствует старая академическая философия, её представители считают подобные темы недостойными исследований. Этот «научный снобизм» определенно стоит преодолеть, потому что философия не должна быть оторвана от жизни. Наука должна изучать всё, всё должно быть осмыслено, особенно если изучаемое явление достаточно популярно и способно оказывать сильное воздействие на общественное сознание. В сериале «Игра престолов», как и в любом коммерческом кино, смысла ровно столько, сколько вкладывает туда зритель. Поэтому содержание сериала будет различным в зависимости от того, кто его смотрит. От философского образования никуда не деться, я поневоле смотрела этот сериал как философ.

– Получается, в сериале есть всё, что и в жизни: политика, социальные проблемы?

– Там воссоздается вымышленный мир «а-ля средневековье». Но «Игра престолов» – это совсем не про средневековье, а про наше время и про нас с вами. Политика в сериале не средневековая, а весьма современная, циничная, основанная на принципе эгоистичного интереса. В средние века, а уж тем более в античности, политика воспринималась как часть философской практики – вспомните Платона, Аристотеля, Аврелия Августина. Для них она была неким священным долгом, возможностью организовать социальный мир согласно определённому божественному порядку. В «Игре престолов» политика – это грязное дело, такая мысль читается очень открыто, и это явная отсылка к современности. В сериале те, кто занимается политикой, – Варис, Петир, Ланнистеры, Тиреллы – это люди вероломные, алчные, не честные на руку. Любой более или менее нормальный герой, как только начинает заниматься политикой, плохо кончает. Ему нужно либо адаптироваться и стать таким же, как, например, Санса Старк в последнем сезоне, либо его уничтожают, как её отца.

– То есть современные политические процессы тяготеют к средневековым, почему?

– Это одна из возможных интерпретаций. Перед нами рисуется образ мира, где важные процессы контролируют кланы, а клановая система – это современный дискурс власти, только в сериале она представлена в антураже средневековья. Современный политический дискурс действительно чем-то напоминает средневековый. Сегодня демократические институты не являются на самом деле демократическими – ни у нас, ни за рубежом. Рокировка Путин-Медведев, Медведев-Путин, паника в Штатах, когда легальным путём к власти пришёл Трамп – человек не из традиционного клана, Марин Ле Пен, которую всячески блокируют, потому что она не представляет сформировавшиеся лагеря, – всё это проблемы привилегии крови, в широком смысле. Мы видим, что метафора средневековья работает. Вероятно, это и привлекает фанатов сериала. Им кажется, что они живут «в нем» каждый день.

– Ключевой образ в сериале – стена: там «Ночной дозор», Одичалые, Брандон Старк, Белые ходоки. Вообще глухой север, а жизнь там прямо кипит. Что с философской точки зрения значит стена?

– В этом образе проще всего увидеть отсыл к современной идее мультикультурализма, к теме миграции. Кто такие одичалые – те же мигранты. Культ стены, культ забора – это отделение цивилизации от варварского мира. Они – мигранты – хотят земли и работы. Преодолев стену, они грабят, убивают, насилуют и стремятся остаться по другую сторону стены. Джон Сноу делает всё, что бы им было комфортно – даёт землю, даже берёт в штат – они, по сути, становятся братьями «Ночного дозора». Джон Сноу – это своеобразная Ангела Меркель Вестероса. Мы сопереживаем новому королю Севера, когда его убивают ксенофобы, братья «Ночного дозора»? Конечно, сопереживаем. Если так, то как кто-то из фанатов может быть против мигрантов? Нет, не может, мы должны их принять, как Джон Сноу. Это вполне европейские ценности, толерантность.

– Разве это что-то уникальное? Везде есть борьба добра и зла...

– Для художественной культуры в целом в сериале ничего уникального нет. Но есть некоторое отступление от принципов производства продукции массовой культуры.

Массовое сознание легче всего приемлет привычные, растиражированные идеи. Когда мы идем на «Трансформеров» или «Властелина колец» в кинотеатр, мы заранее знаем, что добро победит, но все равно платим деньги за зрелищное сражение добра со злом.

Сюжет «Игры престолов» отличается от схемы классического фэнтези – борьбе протагониста и антагониста. «Игра престолов», как и романы, по которым снят этот сериал, – совсем не про магию, он про настоящих людей. Все персонажи сложные, многомерные – добро и зло в них не разделено четко и очевидно, положительные герои могут совершать отрицательные поступки и наоборот. Уж казалось бы, Эддарт Старк, куда ещё лучше персонаж. Но именно он в самом начале казнит по сути невиновного человека, не разобравшись до конца в ситуации. Та же Дейнерис – персонаж светлый, но в своей попытке освободить рабов она убивает тысячи людей, особо не вникая, кто прав, а кто виноват. Даже Серсея Ланнистер – откровенно негативный персонаж, но когда мы видим её горе по умершим детям, то сопереживаем. Кстати, в театральной постановке, которую смотрит Ария, актриса играет Серсею абсолютно как положительную героиню. Значит, и такая трактовка возможна. В «Игре престолов» всё как в жизни – мы видим развитие людей, их эволюцию. Например, Джейме Ланнистер – в первых же сериях он сбрасывает Брандона Старка с башни, к последнему сезону это вполне себе рыцарь, с кодексом чести. Персонажи по внутренним конфликтам больше напоминают героев «большой литературы» Толстого и Достоевского, в саге все проникнуто психологическим реализмом. Авторы сериала явно сделали ставку на литературность сюжета и не прогадали: видимо, зритель испытывает потребность в сложных текстах с неодноплановыми, многовариантными интерпретациями.

– Раз почти герои русских классиков, значит сериал надо смотреть всем?

– Для того чтобы наполнить сериал философским смыслом, нужно иметь предварительную начитанность. Если ничего этого нет, то эротические сцены, сцены насилия, драконы, Белые ходоки все затмят. Некоторые эпизоды можно было бы посмотреть в рамках внеклассных занятий или факультативов, но эти просмотры должны сопровождаться комментариями специалистов – искусствоведов, психологов, культурологов, философов, политологов. Тогда «Игра престолов» может открыться с другой стороны и позволит увидеть мир сложным, с полутонами, с выбором, с ответственностью за него.

Персонажи саги делают выбор и несут за него ответственность. Например, Дейнерис хочет восстановить престол, для этого формирует армию, а по пути освобождает рабов. Начинается дилемма: с одной стороны, надо бы поскорее вернуть Железный трон, с другой – она не может просто бросить людей, которых освободила, потому что они не смогут с этой свободой справиться самостоятельно. Это ведь на самом деле очень современно – принять участие в борьбе или не принять, пусть решает кто-то, от нас ведь ничего не зависит. У Эриха Фромма есть книга «Бегство от свободы», там как раз говорится, что свобода – это желанный дар, а ответственность – тяжёлая ноша. Многие готовы отказаться от свободы, чтобы не нести ответственность. Главные герои сериала делают выбор и несут ответственность за него, у них можно этому учиться.

– В жизни философия, особенно на ранних этапах, была связана с религией – Аристотель, Галлилей, Ньютон. Что в сериале происходит с религиозными течениями?

– В классическом фэнтези религия, как правило, – язычество. Тут же целый спектр культов: старые северные боги, культ семерых – вероятно, аналог христианства, культ владыки света. Сериал помещён в рамки средневековья, но в реальности в это время религия была настоящим «культурным кодом» эпохи, все сферы фэнтези – политика, экономика, социальные отношения, культуры – постоянно испытывали на себе мощнейшее воздействие церкви, церковь реально «склеивала» европейский мир. В Вестеросе отношение к религии в обществе спокойное и даже скептическое. Здесь же служители культа – все алчные, властолюбивые, порочные, манипуляторы. Мелисандра, например, совершает античеловеческие поступки, требуя от короля принести в жертву собственную дочь. Сознание высших слоев общества в сериале светское, секуляризованное, они не религиозны, более того, религия становится ширмой для каких-либо тайных дел, интриг, политического процесса, как и сегодня в современном мире. Серсея именно в этих целях пытается использовать Его Воробейшество, который, кстати, очень похож на итальянского монаха и реформатора Джироламо Савонаролу – деятельность обоих ведёт к разрушению официальной религии, при этом они находятся в системе – не призывают сменить культ, но пытаются его отчистить от всего такого, что считают греховным.

– Какие еще философские идеи продвигают создатели сериала?

– Например, такая мировоззренческая идея, как феминизм. Очень современная идея, которая явно не свойственна Средневековью, где женщина никак не являлась значимым субъектом. В традиционных фэнтези женский персонаж обычно является фоном для мужского. В «Игре престолов» всё по-другому, персонажи активны в утверждении своих целей, бытия. Целая галерея разноплановых женских образов – Кейтелин, Серсея, Санса, Ария, Дейнерис, Бриена, жрица Мелисандра – это совершенно самостоятельные активные субъекты исторического процесса.

Идея феминизма очень современна, и создатели саги умело вплетают её в сюжет, как и другую идею – сексуальную свободу, не остаётся ничего закрытого, тайного, ничего недозволенного.

– Второе и третье дно в сериале видит профессор философии, а как во всех подоплёках разобраться обычным людям, фанатам, среди которых подростки и студенты?

– В перерывах между выходами серий, чтобы видеть разные стороны и аспекты сериала, можно почитать Бердяева, Ницше и Фромма. Но если вы хотите откровений в области философии, психологии, политики, оригинального сюжета, необычного сценического языка, то лучше посмотрите фильмы Тарковского, там их намного больше.

Дмитрий Протопопов  

Фото: канал HBO

6784    1  



«Тело строится не в спортзале, а на кухне»: пермский чемпион мира по бодибилдингу – о работе над собой

Только за эту осень парень отправляется уже во второе спортивное турне по Европе.

   8     8 часов назад

Я болею за работу: пермский ювелир – о проблемах со зрением, спиной и отравлении металлами

Вместе с врачами разобрали болезни создателей драгоценных украшений.

   3     2 дня назад

Минздрав наказал сотрудников прикамской больницы за нехватку лекарств

Пациенту возместят деньги за препарат, который пришлось покупать самостоятельно.

   15     4 дня назад

Восемь развлечений выходных в Перми: качаемся с бодибилдерами и тискаем котиков

Рассказываем, как весело провести этот уик-энд.

   3     5 дней назад

Мастерские пермских художников: в гостях у противника «культурной революции» Равиля Исмагилова

Мы побывали в мастерской председателя Пермского отделения Союза художников.

   5     5 дней назад