m.59.ru
11 сентября 2017

Слава богу, рухнула: разбираемся в истории «школы на подпорках» в посёлке Щучье Озеро

Если посмотреть на здание школы в посёлке Щучье Озеро сверху, оно напоминает букву «П». Два года назад учеников и родителей перестали пускать в её «горизонтальную чёрточку». На первом и втором этажах установили массивные конструкции, от пола до потолка. Они заняли всю площадь.

– На втором этаже спортзал, там дети прыгали, и потолок играл, вот и перестраховались, – предполагает отец двоих школьников из Щучьего. Этой весной начали ремонтировать крылья здания. В разгар работ, 4 июня, произошло обрушение в одной из «вертикальных чёрточек» буквы «П». Никто не пострадал лишь по счастливой случайности.

Точки над «i» в этой истории ещё должен расставить Следкомитет, возбудивший уголовное дело по части 1 ст. 238 УК РФ. Но ещё до завершения следствия районные власти, похоже, определились с виноватыми и невиновными. Новую школу построят по чертежам компании «ОРТЭКС». Именно она – автор проекта капитального ремонта Щучье-Озёрской школы, во время которого произошло обрушение.

– Вы молодой парень, у вас какой интерес к старью-то? – недоумевает глава Октябрьского района Георгий Поезжаев. – Дерьмо здесь, чё там копаться, что вы там найдёте, старые трусы, что ли? Почему произошло [обрушение]? Посмотрите на своих родителей, на своих дедушку, бабушку, прадедушку – почему они умирают? Потому что состарились. Очевидно же, что школа старая. Не очень понимаю интерес молодого парня к трупам.

«Старьё» стоит в Щучьем Озере с 1960 года. Местные жители вспоминают, что привезённых тогда на стройплощадку материалов хватило и на гаражи на соседних участках. Капремонтов до последнего времени не делали. Лишь после нескольких скандальных сюжетов на телевидении за здание всё-таки взялись. Только ремонт оно не пережило.

В ближайший год сотня ребят будут ездить в школу в соседнем Енапаево, а ещё сотня – учиться в помещении детского сада «Сказка» здесь, в Щучьем. На новую школу краевые власти обещали выделить 200 миллионов рублей. Здание должно быть построено к 1 сентября 2018 года.

Об этом, уверен Георгий Поезжаев, и надо думать. А не копаться в старье.

Предыстория: «Школа на подпорках»

Плановый обход местных школ в Октябрьском районе делали два года назад. Тогда у чиновников возникли сомнения в надёжности конструкции в Щучьем Озере. Позвали компанию «Стройдиагностика» – обследовать здание. После обследования установили деревянные подпорки в центральной части, из-за которых учреждение потом и прозвали «Школой на подпорках».

Затем районное управление капитального строительства (УКС) выбрало по конкурсу проектировщика ремонта. Победила фирма «ОРТЭКС», предложившая свои услуги за 700 тысяч рублей. Проектно-сметная документация (ПСД), подготовленная фирмой, пролежала без движения больше полугода.

Жители посёлка уверены – всё-таки начать ремонт помог скандальный видеоролик блогера из Октябрьского Альберта Халимова. Видео появилось перед началом прошлого учебного года и (что немаловажно) перед сентябрьскими выборами в Законодательное собрание края. В кадре – деревянные подпорки, щели у основания строения. В одном месте, чуть выше фундамента, молодой человек без труда отламывает кусок кирпича. Вскоре после публикации ролика в посёлок нагрянули съёмочные группы федеральных телеканалов.

 

Блогера Халимова тогда в образовательное учреждение провёл глава Щучье-Озёрского сельского поселения Вячеслав Могильников – некогда член партии «Единая Россия», ныне покинувший её ряды. За скандалы в канун выборов ему потом крепко досталось от Поезжаева. Запись с того совещания тоже попала в ютьюб-канал блогера Халимова. Судя по ней, у районного главы накопились претензии к поселковому:

– Если тебе что-то не нравится, должен уйти, встать и уйти. Мужик сказал – мужик сделал. <...> Встал и ушёл. Чё такого-то? Бизнес есть, жену прокормишь, ребёнка прокормишь. Мне лично не навредить, – продолжает районный глава. Непонятно, что он имеет в виду, вместе с собой перечисляя и других чиновников. – И краевой, значит, власти не навредить. Потому что каждый работает, своим делом занимается.

На той встрече Поезжаев пообещал, что школьное здание отремонтируют. Но не раньше, чем через год.

Депутат Земского собрания Октябрьского района Гульсима Давлятшина говорит, что именно внимание федеральных телеканалов и скандальные ролики ускорили принятие решения о ремонте.

– Но она не была еле живая, ещё раз вам говорю! Она была в нормальном состоянии. Еле живой её представили те, кому так захотелось, – убеждает Давлятшина.

С тем, что школа в нормальном состоянии, были не согласны не только поселковые власти, но и районная прокуратура.

– Новое здание не может возникнуть из воздуха, и на период строительства всё равно надо безопасно учиться, – говорит помощник прокурора Октябрьского района Станислав Частухин. Надзорный орган пошёл в суд. С требованием привести здание «в нормативное состояние» районные власти не согласились, подали апелляционную жалобу. Совпадение или нет, однако именно 12 апреля – в день, когда краевой суд оставил жалобу без удовлетворения, – районное УКС заключило договор с подрядчиком, ООО «Стройпрогресс». Компания победила на электронном аукционе, снизив стартовые 11 миллионов до 9 миллионов 600 тысяч рублей. Контракт уже расторгли, но фирма успела получить около четверти суммы – 2 миллиона 600 тысяч.

Обрушение: «Вышло-то некрасиво...»

Первые две недели ремонта, с 15 по 29 апреля, дети продолжали ходить в школу. В это время рабочие уже откапывали грунт по периметру – именно такие работы и именно в это время были предусмотрены муниципальным контрактом на капремонт. Параллельно в другом крыле, где уже не шли уроки, разбирали кровлю.

Проект предполагал, что рабочие оголят фундамент, а затем выложат вплотную к нему прижимные стенки из кирпичей. Но всё пошло не плану. Экскаваторщик Радик Музафаров из соседнего Енапаево, которому школьный ремонт стал шабашкой от «Стройпрогресса», вспоминает, что его с самого начала предупредили: работай осторожно. Перед тем как стена рухнула, он начал отрывать грунт возле основания и обнаружил незадокументированную в ПСД туалетную выгребную яму.

– Фундамента там никакого не было, – утверждает Радик. – В яме [стояла] влага, и с ней ничего не могли сделать. Чтобы она ушла, начали откапывать другую, сухую, стену. Я пошёл вдоль нее. Прошел несколько метров и увидел, что поползли трещины.

Радик за несколько минут собрал и отогнал экскаватор. Ещё несколько минут – и рухнули бетонные глыбы. За эти минуты из сооружения выбежали десять рабочих, бывших на обоих этажах и крыше.

Сейчас районный глава признаёт: «Вышло-то некрасиво, что здание, которое было подготовлено к капитальному ремонту, обрушилось». Признаёт и серьёзные проблемы с фундаментом. Вот только узнали о них «после драки».

– Всё оказалось намного сложнее, печальнее и хуже. Понятно, что школа уже не подлежит восстановлению, её надо сносить, утилизировать и забыть эту тему, – говорит Поезжаев.

– Это в июне стало понятно?

– Да, в момент обрушения. Когда целая стена, метров двадцать, отвалилась, – конечно!

К тому моменту в школе сделали внутреннюю гидроизоляцию подвала, возвели некоторые прижимные стенки, заменили верхнюю часть стены на втором этаже – она тоже упала. В починку не подлежащего ремонту здания вложили около 3,5 миллионов рублей.

Власти: Дождь подвёл

Глава района Георгий Поезжаев приезжал на объект за несколько недель до происшествия.

– Мне всё нравилось, – рассказывает. – Как ребята работают, что всё по уму у них. Не было ни тревог, ни беспокойства.

У начальника УКСа, впрочем, претензии к подрядчику были, и он о них главе сообщал. Но тот не счёл их серьёзными:

– У строителей свои заморочки! Эти вещи не такие принципиальные для нас с вами – кто что не так сказал, не так гвоздь подал. Мы-то говорим в целом.

Глава полагает, что рабочих подвёл дождь – если бы не он, конструкции бы выдержали.

Руководитель УКСа Вячеслав Киселёв тоже считает, что свою роль сыграли осадки – из-за них крыло, которое рухнуло, больше двух месяцев намокало изнутри. Чиновник сейчас собирает документы, чтобы доказать правоту своего ведомства. Говорит: надо было действовать по проектно-сметной документации, и всё было бы в порядке. Подрядчик же, продолжает Киселёв, допустил сырость, вопреки ПСД, где чёрным по белому написано: «Не допускать замачивания и промораживания грунтов».

Второй причиной обрушения он называет то, что доски и брусья подняли наверх – они лежали как раз в том месте, где рухнула стена. Словам Киселёва даже есть документальное подтверждение – фотография с квадрокоптера, сделанная за два дня до ЧП. Начальник УКСа резюмирует: причины обрушения – размытая земля внизу и груз наверху.

– Работало пятнадцать таджиков, техника наёмная – кран почасовой, экскаватор тоже, – объясняет чиновник, имея в виду, что пока техника была, старались успеть как можно больше. – Если рабочие видели мелкозаглубленный фундамент, должны были остановить работы, а не тупо копать по почасовой оплате.

Киселёв утверждает, что все претензии оформлял в письменном виде и направлял в «Стройпрогресс». Вот только показывать эти письма он отказывается.

Подрядчик: Где в проекте выгребные ямы?

Гендиректор «Стройпрогресса» Андрей Селюнин с претензиями Киселёва не согласен. Говорит, материалы наверху никак не могли повлиять – это же будущая крыша, здание просто не могло её не выдержать. А ведь там ещё не было ни кровельного железа, ни утеплителя, ни снега. «С ними нагрузка могла быть в пятьдесят раз больше», – подчёркивает Селюнин.

Что до траншей, то они заполнялись водой сразу, как только их отрывали, жидкость откачивали насосом по несколько дней. И никаких писем из УКСа, утверждает Селюнин, он не получал. Зато сам – писал. Например, когда в апреле не нашли фундамент в месте расположения выгребной ямы, сообщили в УКС. Ответа не получили.

Руководитель стройфирмы разворачивает на столе чертёж ПСД и показывает на «так называемый фундамент». Говорит, что где-то, в отличие от проекта, его вообще нет, в других местах он имеет волнистую поверхность – то есть сделать прижимную стенку, предусмотренную проектом, нельзя. Почти везде вместо настоящего основания – «камни, куски кирпичей, мусор, всё это легко достаётся рукой». В некоторых местах между фундаментом и прижимной стенкой пришлось заливать армирующий бетон – заказчик это одобрил, хотя в ПСД ничего такого не прописано.

– Школа стояла на земле по большому счёту, – говорит генеральный директор «Стройпрогресса. – Грунт, который был по бокам, её хоть как-то сдерживал.

Самым проблемным оказался участок в крыле, где рухнула стена. Здесь как раз находится выгребная яма. Она больше не используется школьниками, зато заполняется грунтовыми водами. И о ней в проекте не говорилось вообще ничего.

Обследователь: «Проектант, видимо, не читал наш отчёт»

Почему в ПСД не учтены проблемы с основанием школы, до конца неясно. Но в акте обследования школы, подготовленном «Стройдиагностикой», о них говорилось. Сам документ нам добыть не удалось (из школы за ним направляли в УКС, из УКСа – обратно в школу), однако выдержки из акта есть в определении краевого суда. Например:

  • «техническое состояние строительных конструкций фундамента, стен подвала, стен и перекрытий <...> ограниченно работоспособное, имеет место утрата значительных по площади участков кладки поверхности стен подвала»;
  • «трещины на отдельных участках перекрытия подвала и утрата сечения арматуры в результате коррозии».

О проблемах с фундаментом «Стройдиагностика» знала с самого начала. Глава Щучьего Озера Вячеслав Могильников вспоминает, как представители фирмы попросили у него экскаватор для работы. Был только тот, что может вкопаться не глубже трёх метров. Рабочие тогда посмеялись – фундамент-то наверняка глубже. А потом перезвонили…

– Оказалось, в некоторых местах он вообще был метра полтора, – вспоминает Могильников. – Я тогда попросил их, пусть признают здание негодным, чтобы скорее построили новое.

Фраза про ограниченно работоспособный фундамент в проектно-сметной документации имеется.

– Но никаких работ по предварительному усилению запроектировано не было, – утверждает Селюнин из «Стройпрогресса». – Я уже не говорю о том, что о выгребной яме не сказали ни слова...

В «Стройдигностике», проводившей обследование, до конца расследования с прессой общаться отказываются. В частной беседе представитель компании так отозвался об идее с прижимными стенками: «Это ноу-хау проектанта».

– Основная беда проектанта – они не читали, видимо, наш отчёт и не учли все обстоятельства, которые бы позволили избежать того, что случилось, – говорит собеседник. – Инженер [от проектировщика] пришёл только один раз – уже после падения стены. С большими глазами.

Проектант: от общения с журналистом уклонился

С директором фирмы-проектанта «ОРТЭКС» Айной Якуповой нам удалось поговорить только по телефону. Спрашиваем, приезжал ли кто-то из её компании в Щучье Озеро:

– Да, конечно.

– Вы сами или [ваши] сотрудники?

– Ну я пока не буду давать вам никакой информации. Вся информация уже есть, был проект, он сдан вовремя. Давайте так, я уточню и перезвоню вам, и сообщу, когда мы можем вас принять. Но завтра – День строителя, день вообще занят.

В обещанное время из «ОРТЭКСа» не позвонили, на наши звонки в ближайшие несколько рабочих дней Айна Якупова не отвечала.

Директор фирмы известна, например, тем, что в декабре 2016 года участвовала в довыборах в Законодательное собрание. В одном из интервью рассказывала, что особенно гордится работой над социальными объектами – это несколько школ в городе и крае, пожарные депо, трамплин «Снежинка» в Чайковском.

Насколько можно судить по открытым данным, проект на ремонт Щучье-Озёрской школы был первым заказом для «ОРТЭКСа» из Октябрьского района. Но сегодня их уже два – второй, на строительство межшкольного стадиона в посёлке Октябрьском, появился чуть позже. А скоро будет и третий заказ – новую школу в Щучьем Озере, взамен рухнувшей, построят тоже по чертежам «ОРТЭКСа». Их вместе с Поезжаевым Айна Якупова показывала и.о. губернатора Максиму Решетникову, когда тот приезжал в посёлок. На своей странице во «ВКонтакте» бизнесмен выложила фотографии со встречи на месте будущей стройки.

Проект, по которому возведут школу, два года назад «ОРТЭКС» разработал для образовательного учреждения в деревне Мижуева Кудымкарского района. По сообщению пресс-службы губернатора, он типовой, а значит, конкурс проводить не надо. Вот только ни в Реестре типовой проектной документации Минстроя, ни в перечне «экономически эффективной проектной документации повторного использования» проекта мы не нашли. Районный глава Георгий Поезжаев утверждает, что подыскивали его вместе с Министерством образования края. В ведомстве своё участие в поисках опровергают и не могут объяснить, как выбирали план: «Не успели мы этим вопросом заняться, извините, у нас миллион других дел».

– Давай по-русски объясню, если ты не понимаешь, – не выдерживает районный глава после вопроса, почему вновь выбрали именно этого проектировщика. – Есть пятнадцать штук [проектов], у этого нет госэкспертизы, у этого – тоже, четвёртый – новгородский, пятый – тюменский… Я же не выбираю костюмы по конкурсу, я выбираю по фигуре своей. «ОРТЭКС» – не «ОРТЭКС»... Попробуй, найди [другого], а потом мне позвонишь и скажешь, что ты нашёл лучше. Она легитимная, она ведь не палёная контора – что тут настораживаться-то?

К проекту ремонта рухнувшей школы у районных властей нет ни претензий, ни вопросов.

Эксперты: Все проблемы – от ПСД

– Отрывать грунт, который отчасти держал здание, было сомнительным шагом. Тем более учитывая состояние фундамента, – уверен директор ООО «Прайд» Вячеслав Вязовкин. Его компания проиграла «Стройпрогрессу» в борьбе за ремонт школы в Щучьем Озере. Наши собеседники в профессиональной среде говорят, что более надёжным способом укрепления основания была бы струйная цементация, но такого рода работы обошлись бы дороже.

Вязовкин утверждает: несоответствие ПСД в действительности встречается «в восьмидесяти процентах случаев». Одна из причин – неграмотность заказчиков, особенно, если речь идёт об органах власти. Они зачастую не понимают, что проектно-сметная документация – это отражение всех их желаний, и относятся к ней формально.

– Это главная проблема, а из неё следуют все остальные – как при строительстве, так и при эксплуатации, – считает Вязовкин. – Строителю же вносить изменения и проявлять инициативу невыгодно – могут не закрыть [контракт], даже если для дела будут лучше. Если уж совсем какие-то серьёзные проектные недочёты – оповещаешь заказчика, договариваешься, пытаешься доказать… Хотя зачастую, когда ты это делаешь, они думают, что ты хочешь их обмануть, «развести» на деньги.

Директор пермской школы №114 Валентина Федотова вспоминает, что когда три года назад ремонтировали её заведение, проектно-сметную документацию пришлось переделывать «на девяносто процентов»:

– Подрядчики, которые делают ПСД, чаще всего создают её тяп-ляп, – говорит собеседница. – Проём – не там, окно вообще не показали и так далее. Они не очень сильно привязаны к фирмам, которые занимаются самим ремонтом, и видно, что пользуются шаблонами. Мы [дополнительно] заплатили подрядчику за договор авторского надзора, чтобы представители проектанта сидели на месте и всё переделывали.

– Всё должно делаться комплексно: кто делал обследование, тот должен делать проект, а потом наблюдать за строительством, – считает директор OOO «Строительный научно-технический центр» Борис Пименов. – Авторский надзор должен быть. А если его нет – каждый работает сам по себе, кто в лес, кто по дрова. Лебедь, рак и щука.

Резюме: «Она рухнула всё-таки без детей»

... З июня, за день до обрушения, в Щучье озеро по традиции приехали выходцы из посёлка – сходить на кладбище (была родительская суббота), увидеться с бывшими одноклассниками.

– Встретились в доме культуры, посидели, – вспоминает пенсионерка Елена Кубасова. – В воскресенье думали дойти до школы: раньше-то в ней собирались. Пришли – а здесь руины!

Спустя некоторое время после обрушения демонтировали остатки стены и разровняли площадку под разрушенным крылом. Сейчас не видно ни выгребную яму, ни траншею. Ровная земля за натянутой вокруг здания лентой. Приближаешься – подходит мужчина в форме защитного цвета: «Вы тут чё, снимаете чё-то? А разрешение есть? Сказали, никого не пускать». Новое здание обещают построить здесь же, когда окончательно разберут старое.

Мама будущей десятиклассницы Раиса Мизёва рассуждает: «Слава богу, рухнула. Вся трещала уже по швам, а дети продолжали в ней учиться».

– Слава богу, что так всё произошло, – вторит глава Щучьего Озера Вячеслав Могильников. – Она рухнула всё-таки без детей, узбеков (рабочих. – Прим. ред.) не убило. Всё обошлось.

Резюмируя:

  1. Поселковые дети учатся в здании, которое требует ремонта. На это недвусмысленно намекают подпорки.
  2. Районные власти не соглашаются, решение суда с требованием привести здание в нормативное состояние пытаются оспорить, но безуспешно. Приходится проводить конкурс, делать проект.
  3. Проект пылится на полке, пока видеоблогер и федеральные телевизионщики не заставляют смахнуть с него пыль. Ремонт начинается. Правда, почему-то тогда, когда в школе ещё учатся дети.
  4. В начале лета школа рушится. Рабочие едва успевают покинуть здание.
  5. Глава района винит в обрушении дождь, начальник УКСа – дождь и недочёты в работе подрядчика. Утверждает, что писал ему письма с претензиями, но писем не показывает.
  6. Подрядчик в свою очередь грешит на проект, в котором не учтены проблемы с основанием здания. То же самое делает представитель компании, обследовавший школу. Сторонний эксперт называет решение проектанта «сомнительным».
  7. Проектант от общения с журналистом уклоняется.
  8. У властей к нему претензий нет. Более того, новую школу в Щучьем Озере построят по его же чертежам.

Следкомитет сейчас продолжает расследовать уголовное дело по обрушению Щучье-Озёрской школы. Результаты строительной экспертизы, проведённой в остатках здания, следователи получат в ближайший месяц. Но районные власти их, похоже, не ждут. С виноватыми и невиновными они уже определились.

Михаил Данилович  

Фото: Михаил Данилович, скриншот видео, permkrai.er.ru, сайт школы № 114
Видео: Альберт Халимов/Youtube.com

12529    5  



Мойка, кафе и заправка для электромобилей: у пермского аэропорта появилась ультрасовременная АЗС

Самое интересное об автозаправочной станции возле нового терминала пермского аэропорта.

   8     15 часов назад

Запись симфонии Чайковского, которую сделал Теодор Курентзис, получила престижную французскую премию

Этой наградой отмечаются наиболее выдающиеся записи классической музыки.

   2     17 часов назад

Пострадавших на пожаре в селе Березовка женщину и ребенка увезли в больницу Кунгура

В министерстве здравоохранения рассказали о состоянии всех пострадавших.

   1     17 часов назад

Автомобиль для путешествий: каким он должен быть

Виктория и Артем — молодая семейная пара с двумя детьми Алисой и Арсением. Виктория — менеджер, Артем — руководитель в одной из крупных компаний в...

   1     20 часов назад

Учёные против мифов: можно ли близнецов разделять в детстве, и правда ли, что они читают мысли друг друга

Вместе с учёным ПГНИУ разбираем популярные мифы, связанные с близнецами.

   1     21 час назад